“Текст”, фильм. Впечатления с премьеры.


Текст, фильм, отзывы. Подкаст.

Текст, фильм. Прежде всего хотелось бы отметить хорошее название. Ёмкое, краткое, запоминающееся. Кино позиционируется, как нечто особенное. Что ж, посмотрим повнимательней.

"Текст", фильм. Рекламный плакат.
Рекламный плакат фильма “Текст”

В зальчике на сто с небольшим мест сидит человек 25, не больше. Премьера “особенного” фильма явно проходит без аншлага. Впрочем, не будем судить строго – это всего лишь Кунцево.

Привет, начало девяностых! Я уж совсем было начал скучать. Именно тогда снимали такие фильмы. Унылые, тоскливые, мрачные. Наполненные полной безнадёгой и беспросветностью. Без малейшей надежды на лучшее. Всё логично. К чему шли, к тому и пришли.

Причём началось это не вчера – достаточно вспомнить того же Левиафана. Уверен, далее пессимистичный настрой во всех сферах искусства будет только усиливаться. Традиционная реакция общества на ухудшение жизни.

“Текст”, фильм. Сюжет и конфликт

Типичный российский полицейский, как это сейчас принято, промышляет криминалом. А именно – банально торгует наркотой. Прицепом смеху ради убирает тех, кто ему не понравился. И всё у него хорошо.

Кадр из фильма "Текст". Кристина Асмус и Иван Янковский
Кадр из фильма “Текст”. Влюблённые – Кристина Асмус и Иван Янковский.

Только вот однажды, он со своей подружкой, совершают ДТП с участием полицейского автомобиля. И… всё становится ещё лучше! Теперь он торгует наркотой вместе с ФСБ. Ну а деловыми партнёрами “правоохранителей” является некая банда злых кавказцев. Естественно, проживающая в люкс-апартаментах на Лубянке.

Пока всё ровно. Обыватель уверен, что именно так все они и живут.

И вот, накануне очередной сделки, из зоны откидывается наш герой. Желая поговорить с тем самым полицейским-наркоторговцем о чём-то (о чём – непонятно), он неожиданно для себя самого убивает сотрудника. Нечаянно.

Следом он, также нечаянно, получает его смартфон. И (снова нечаянно!) узнаёт некоторые подробности частной жизни оборотня. А в придачу к ней некоторые детали готовящейся сделки по продаже очередной порции зелья.

Наш герой разрабатывает не особо хитрый, но вполне рабочий план по присвоению трёхсот тысяч евро банды злых кавказцев. После он планирует податься на юга. Нет, не в Сочи, конечно. Куда-нить в сторону Латинской Америки.

План сработал. И вот уже почти всё срослось – деньги на руках. Как вдруг выясняется, что злые кавказцы несколько злей, чем он рассчитывал. Кажется, подружка убиенного наркобарыги в серьёзной опасности. Надо что-то решать…

Кадры из фильма. Александр Петров.
Александр Петров в фильме “Текст”. Типичный кадр – в таких тонах сделан весь фильм.

Принципиальное решение героя – отказаться от мыслей процветать в тёплой стране и пойти на смерть ради сохранения жизни беременной подружке убиенного им оборотня.

И вот он возвращает лавандосы злым кавказцам и чуть позже добровольно сводит счёты с жизнью. Вот он, настоящий мужской поступок! Как трогательно. Впору зарыдать в голос.

И окончательно добивает зрителя финальная сцена. Подружка покойного “правоохранителя” с его же дочкой на могилке убийцы их отца и суженого. В печали.

Кстати, откуда они узнали подробности, о которых знал только наш герой убийца-самоубийца? Тайна, покрытая мраком. Но это всё равно. Зато грустно-то как…

“Текст”, фильм. Актёры

Фильм полностью на Петрове. Что-то вроде фильма одного актёра. Все остальные – вроде эпизодических персонажей.

Отдельный респект Ивану Янковскому. Потерявший все ориентиры “правоохранитель” сыгран отлично. Такие они и есть.

Кристины Асмус в фильме на самом деле немного. Основное время её присутствия – экран смартфона. Те самые усиленно обсуждаемые в народе откровенные постельные сцены — также на экране. А мимо смартфона всего три, буквально секундных, эпизода.

Да, о той самой “скандальной” сцене. В фильме она не нужна. И, как ни странно, только придаёт ещё больше “чернушности” повествованию, усиливая и без того мрачное настроение. Но сцена действительно довольно откровенная.

Кадры из фильма "Текст". Кристина Асмус.
Кадр из фильма “Текст”. Кристина Асмус

Вообще в фильме, если так можно выразиться, два мудборда. Первый – наш подставленный герой. Второй – айфон сотрудника. Первый – сплошная беспросветность. Второй – не жизнь, а сказка. Сказка том, как хорошо быть “сотрудником” и одновременно торговать наркотиками.

О тюрьмах, зонах, правде и неправде

Откинувшийся зэк у Петрова не получился. Категорически. Он, скорей, играет страдания восьмиклассника, которого бросила девочка. Да и весь сюжет основан на заведомой неправде. Или, не исключено, ошибке.

Итак. Герой, освободившийся после семи лет отсидки, бросив всё, включая похороны матери, первым делом отправляется на общуху с сотрудником, подкинувшим ему наркоту.

Этого не могло быть никогда. Откинувшимся после семи лет не до сотрудников. Впрочем, не исключено, что это поймут только те, кто сам откидывался.

Освобождается герой почему-то из камеры, что странно. В камере с его сюжетом место первые три-четыре месяца, от силы полгода.

Странно и то, что отсидел он весь срок. Наркоманов и торговцев наркотой почему-то буквально выгоняют на УДО. То есть по первой ходке как минимум полтора-два года он должен был оставить.

Впрочем, неважно. Кого сегодня волнует правдоподобие?

Почему весь фильм пикает

Отдельный вопрос. Понятно, маты гнуть не годится. Но обычно их заменяют какими-либо цензурными или относительно цензурными словами. Это всё-таки художественный фильм. Не запись с уличной драки и не самодеятельный стендап.

Смотреть фильм, где половина речи персонажей запиканы, в принципе, можно. Но нужно ли? По-моему, крайне сомнительное решение. Хоть и набирающее популярность.

Кадр из фильма. Кристина Асмус за столиком в кафе.
Кадр из фильма “Текст”. Кристина Асмус за столиком в кафе

Стоит ли смотреть фильм “Текст”

В целом фильм хороший. Посмотреть вполне можно. Однако, повторюсь, унылый, мрачный и наполненный безнадёгой. Ни одного проблеска, ни одного светлого пятна.

Так что, если хочется пострадать – как говорится, милости просим. Ну а если нет желания экранных страданий, то лучше найти что-нибудь повеселей.